Реклама

Интервью

Как построить эффективный социальный бизнес?

В России активно развивается социальное предпринимательство. И несмотря на отсутствие необходимой правовой базы, уже есть примеры успешных бизнес-проектов. О том, с чего стоит начинать, и каких сложностей ожидать, мы поговорили с Наталией Зверевой, директором Фонда региональных социальных программ «Наше будущее».

InvestmentRussia: Наталия, к чему надо быть готовым, приняв решение об открытии социально направленного бизнеса?

Наталия Зверева: Надо быть готовым к тем же трудностям и проблемам, которые сопровождают запуск и развитие «классического» бизнеса: недостаток оборотных средств, снижение спроса, недостаточно проработанный бизнес-план и так далее.

Если же говорить о специфике социального бизнеса, то важно понимать, что в большинстве случаев бизнес этот — низкомаржинальный, и в нем, как правило, невозможны быстрые заработки. Поэтому здесь особенно востребованы инновационность, предпринимательская инициатива, умение создать комбинацию ресурсов, достаточную для поддержания финансовой устойчивости проекта. Социальное предпринимательство – это не благотворительность: стоит рассчитывать не на помощь со стороны, а на свои силы, энергию, креатив.

IR: Все ли социальные проблемы могут быть решены с помощью организаций такого типа, или есть какие-то признаки, по которым стоит отбирать идеи для создания бизнеса?

НЗ: Есть проблемы, которые, безусловно, не могут быть решены силами социальных предпринимателей. Скажем, глобальные проблемы лечения онкобольных детей или какие-то серьезные проблемы с коммунальным хозяйством  в крупных городах. Тем не менее, практически всегда можно если не решить проблему, то поспособствовать ее смягчению, заложить «первый камень».

Идеи для социального бизнеса стоит отбирать по ключевым критериям социального предпринимательства:

— способствует ли данная идея решению или смягчению какой-либо социальной проблемы, есть ли у нее какая-то социальная миссия?

— Есть ли потенциал для коммерциализации? Можно ли на основе данной идеи выстроить финансово устойчивую предпринимательскую модель?

— Есть ли элемент новизны? Сложно заработать в социальной сфере, если вы не предложили некую инновационную комбинацию ресурсов, какую-то новую технологию, услугу.

— Существует ли потенциал для тиражирования идеи?

IR: Есть ли особенности в составлении бизнес-плана? Сколько времени закладывается для выхода на самоокупаемость?

НЗ: Бизнес-план должен соответствовать современным требованиям к подобного рода документам. Что касается окупаемости, то это зависит от сферы деятельности и финансовых возможностей предпринимателя.

IR: На каких условиях инвесторы финансируют проекты социального предпринимательства, и о каких суммах вообще идет речь?

НЗ: Условия могут быть очень разными. Есть инвесторы, целенаправленно вкладывающиеся в социальные проекты (в мировой практике даже появился новый термин – импакт-инвестиции или инвестиции влияния). Для таких инвесторов, в первую очередь, важен социальный эффект, при этом доходность проекта может быть минимальной. И одновременно есть инвесторы, более ориентированные на финансовый результат.

Фонд «Наше будущее» недавно запустил конкурс прямых инвестиций, целью которого является отбор проектов для инвестирования. Победители получат финансирование на срок до 10 лет в размере от 10 до 50 миллионов рублей. К участию в конкурсе допускаются социальные предприятия, которые зарегистрированы в России и работают на рынке не менее года. Критериями отбора проектов служат соответствие компании признакам социального предпринимательства, присутствие элемента новизны в решении проблем и потенциал к тиражированию. Компания, которая хочет принять участие в конкурсе, должна представить бизнес-план, подтверждающий доходность в размере не менее 10% годовых на сумму инвестиций. Фонд «Наше будущее» готов вкладывать деньги в развитие социальных предприятий, помогая в расширении бизнеса, росте объемов продаж и рыночной доли компаний, увеличении объемов производства и других задачах.

IR: Как Вы оцениваете инфраструктуру поддержки социального предпринимательства? На какую помощь можно рассчитывать?

НЗ: Инфраструктура поддержки в настоящее время активно формируется. Во многих регионах действуют центры инноваций социальной сферы (ЦИССы), которые оказывают социальным предпринимателям консультационную, информационную помощь, организуют образовательные программы.

Также сегодня в России работают корпоративные и частные фонды, помогающие социальным предпринимателям, запущен ряд специализированных образовательных программ. Так, нами два года назад была создана Лаборатория социального предпринимательства — учебный центр, в котором есть как очные, так и дистанционные курсы для социальных предпринимателей. Недавно Фонд «Наше будущее» и Институт развития Интернета заключили соглашение о создании единого национального реестра социальных предпринимателей и специализированной тематической онлайн-площадки.

Новое и многообещающее направление поддержки социальных предпринимателей – программа «Больше, чем покупка!». Компания «Лукойл» предоставила возможность социальным предприятиям продавать свои товары в своей сети АЗС. Таким образом такие компании получают выход на массовый потребительский рынок. В ближайшем будущем в программу планируют войти две крупные сети супермаркетов: ООО «Городской супермаркет» (сеть магазинов, работающая под брендом «Азбука вкуса») и Х5 Retail Group (магазины «Перекресток», «Пятерочка», «Карусель»).

IR: Есть ли в социальном предпринимательстве место для такого традиционного финансового инструмента, как кредит, и где его получают?

НЗ: Никто не запрещает обращаться за коммерческим кредитом в обычные финансовые учреждения. Многие так и поступают. Другое дело, что большинство социальных предприятий принадлежат к малому бизнесу и получить кредит под разумные проценты им непросто. Наш фонд на конкурсной основе предоставляет беспроцентные займы на срок до 7 лет в рамках Всероссийского конкурса «Социальный предприниматель». Есть фонды, которые также выделяют финансирование социальному бизнесу в виде грантов, реализуют иные программы поддержки данного сегмента.

IR: Есть ли какие-то нюансы в выборе формы собственности? Какой вариант Вы бы посоветовали?

НЗ: В России пока нет законодательно закрепленного определения понятия «социальное предприятие», поэтому создатели проектов для реализации своих идей выбирают организационно-правовые формы, исходя из своих обстоятельств и предпочтений. Это может быть ИП, ООО и даже некоммерческая организация. Советовать здесь что-либо сложно, так как выбор формы собственности зависит от конкретных обстоятельств, в которых работает предприниматель и тех задач, которые он ставит перед собой.

IR: Каковы требования государства по налогообложению? Имеет ли социальный бизнес какие-либо льготы?

НЗ: Льгот, которые бы были адресованы непосредственно социальному бизнесу, наше законодательство пока не предусматривает. Недавно были приняты поправки в закон об НКО, в которых для социально-ориентированных НКО, получающих не менее 90% дохода от предоставления социальных, образовательных и медицинских услуг, предусмотрен нулевой налог на прибыль. Кроме того, в ряде случаев социальные предприниматели могут воспользоваться налоговыми льготами, связанными с обеспечением прав людей с ограниченными возможностями и нуждающихся в социальной защите, например, молодых мам.

IR: Одним из этапов развития социального бизнеса является его тиражирование в формате франшиз. Есть ли какие-то данные относительно таких предложений?

НЗ: Действительно, сегодня некоторые российские социальные предприятия работают в формате франшизы. Так, одной из успешных франшиз является предприятие «Билидинг-сад», благодаря которому в различных регионах нашей страны появилось несколько десятков детских садов. Другая успешная социальная франшиза – сеть развивающих центров «Беби-клуб». При поддержке Фонда в 2015 году была создана франшиза центров детского творчества «Чудеево», в прошлом году первое предприятие по их франшизе открылось в подмосковном Красногорске. Также сейчас мы готовим к выходу в свет франшизу сети гериатрических центров «Опека», успешно работающей в Санкт-Петербурге.

Вообще в мировой практике социальная франшиза – известная и хорошо зарекомендовавшая себя вещь. Так, например, франшизой является широко известный проект Андреаса Хайнеке «Диалог в темноте». Если же говорить о соотношении социальных франшиз к классическим бизнес-вариантам, то, вероятно, оно примерно такое же, как число социальных предприятий к обычным коммерческим компаниям.

IR: Если кто-то из наших читателей решит оказать финансовую помощь социальному предпринимателю, то по каким критериям оценивать перспективность и реальность задуманного проекта?

НЗ: Если речь идет о социальных инвестициях (импакт-инвестициях), то лучшим критерием может быть финансовый результат предприятия за последний год и наличие качественного бизнес-плана на будущее.

IR: Через Ваш фонд прошло достаточно проектов. В чем секрет успеха компаний, которые Вы называете лучшими?

НЗ: В сочетании высокой мотивированности их создателей – в нацеленности на социальный результат, с одной стороны, и на бизнес-показатели, коммерческий успех – с другой. То есть в сочетании социальной активности с развитыми бизнес-навыками.

Как построить эффективный социальный бизнес?. 03.08.2016